Мифы и легенды Австралии

 
Боги, божества и другие мифологические персонажи

Монстры, чудовища и фантастические существа     Животные и растения     Природные явления и устройство мира

Жизнь и смерть   Сокровища    Дети    Легенды городов, домов и других мест    Легенды о священниках, знахарях и других персонажах


 


перейти на сайт


Диневан-эму и Гумбл-габбон — дрофа
Как было создано солнце
Южный Крест
Образование озера Нарран
Бора Байаме
Гуду из Виррибиллы
Как нашли Илианба Ванда
Создатели детей
Сыч и месяц
Лягушки-вестники
Смех лягушки
Создатели огня
Игуана и черная змея
Вида-пересмешник
Дигинбойа — птица-воин
Муллиан-га — утренняя звезда
Виринун Ван-ворон
Дождевая птица
Виринун — вызыватель дождя
Собаки Балу
Легенда о бумеранге
Легенда о цветах
Гигер Гигер — холодный западный ветер
Билба и Мейра
Каким образом мидии попали в реки
Диневан-эму и Ван-вороны
Гулаи-яли — пеликан
Бора-кенгуру
Бора прогоняет темноту
Гала-попугай и Ула-ящерица
Трясогузка и радуга
Каменные лягушки
Меа-мей — семь сестер
Путешествие Варрунны к морю
Чудеса, которые увидел Варрунна
Черные лебеди
Откуда появился мороз
Черногрудая сорока
Ваямба-черепаха
Ваямба-черепаха и Воггун — кустарниковая
индейка

Красногрудки
Нарадарн — летучая мышь
Вови
Яра-ма-йха-ху
Йови
Байаме и первая смерть
Оньаува
Мбу
Что такое душа?
Илианба Ванда
Благодарный покойник
Кит Лумалума

Поиск по сайту


 

Ваямба-черепаха и Воггун — кустарниковая индейка

Ваямба-черепаха была женой Гу-гур-гаги — пересмешника. Когда настало время Ваямбе класть яйца, они поссорились. Она собиралась, как и ее род, вырыть ямку в песке возле реки и уложить в нее яйца. Но Гу-гур-гага возразил, что река может разлиться и унести яйца. Яйца надо положить в дупло дерева.
— Как я залезу в дупло? — сказала Ваямба.— А если я и заберусь туда, откуда я возьму песок, чтобы прикрыть яйца? Как же тогда солнце Йи будет согревать песок, чтобы вывелись детеныши?
— А как же родился я и моя мать до меня? — возразил Гу-гур-гага.— Моя жена должна поступать так, как поступали наши матери.
— Я — Ваямба, и мне нужно делать так, как делают Ваямбы. Разве ребенок не получает имя своей матери? Мои дети будут, как и я, Ваямбами. Я пойду к своему роду.
Черепаха ушла на реку, где жил ее род, и скрылась под водой. Гу-гур-гага шел за нею до берега, потом вернулся и послал за Ваямбой голубя Вонгу и его жену — коричневого голубя Ду-мер, чтобы вернуть черепаху.
Но Ваямба ответила:
— Нет, я не вернусь. Если он хочет, то пусть придет сам.
Вонга и Ду-мер вернулись и передали это Гу-гур-гаге, и тот пошел к жене. Но на берегу реки он увидел мать Ваямбы и повернул обратно,— ведь закон племени не разрешал разговаривать с тещей. Он послал поговорить с ней Вонгу.
Мать Ваямбы сказала:
— Скажи ему, что моя дочь не вернется. Он заставлял ее нарушать законы ее рода, и она не покинет своего народа.
Голубь Вонга полетел рассказать об этом Гу-гур-гаге. Едва он начал рассказывать, как из травы выползла черная змея Ую-бу-луи — старый возлюбленный Ваямбы. Рассердившись на голубя, который хотел вернуть его возлюбленную оставленному ею мужу, Ую-бу-луи решил убить Вонгу. Когда змея собиралась броситься на него и задушить, ее увидел Гу-гур-гага.
Как молния, он ринулся на Ую-бу-луи. Схватив ее, он поднялся высоко в воздух и оттуда бросил змею на землю. Она сломала спину и умерла. Тогда Гу-гур-гага сказал, обратившись к мертвому врагу:
— Дважды ты пытался повредить мне, и дважды тебе это не удалось. Первый раз ты хотел жениться на Ваямбе, обещанной мне, а теперь ты задумал убить моего верного посланца, подкравшись к нему сзади, как трус. Вместо него ты лежишь мертвым и никогда уже не сможешь повредить мне. Так я всегда буду мстить твоему вероломному роду, а мой народ будет вечно питать к вам ненависть. Приятно видеть мертвым своего врага.
Гу-гур-гага долго и громко смеялся, пока весь берег не отозвался эхом на его пронзительный крик: «Гу-гур-гага! Гу-гур-гага!»
Этот смех поразил Ваямбу — ведь ее муж всегда был таким торжественным. Смеялся он, только возвещая восход солнца.
Она вылезла из воды на противоположном берегу и быстро пошла прочь. Слыша раскаты странного громкого смеха, она подумала, что ее муж сошел с ума и, если поймает, убьет ее. Смех слышался так близко, что она думала, будто он ее преследует. Она боялась оглянуться и спешила вперед.
Гу-гур-гага, вместо того чтобы преследовать Ваямбу, пожирал своего врага и снова клялся, что, пока живет его род, он будет вести войну против рода Ую-бу-луи, убивая и уничтожая его.
Пока продолжался пир, Ваямба далеко ушла от старого стойбища. Наконец она слишком утомилась, остановилась на прекрасном песчаном берегу и решила устроить здесь стойбище. Она выкопала ямку, положила в нее яйца и заботливо их прикрыла. Вдруг она услышала какой-то звук. Взглянув вверх, она увидела птицу с темным оперением, красной головой и шеей. Птица смотрела на нее и, заметив, что Ваямба подняла голову, спросила:
— Зачем ты прикрываешь яйца?
— Чтобы песок и солнце вывели детенышей.
— А ты сама не будешь сидеть на них?
— Конечно нет! Зачем мне это делать? Яйца будут согреваться, и детеныши вылупятся вовремя, как и я. Если я сяду на них, я могу их раздавить. А кто будет приносить мне пищу? Я умру, и они тоже.
Красноголовая птица, оказавшаяся кустарниковой индейкой Воггун, вернулась к своему мужу и рассказала о том, что видела. Ей хотелось бы испробовать этот способ — ведь это легче, чем сидеть на яйцах неделю за неделей.
Ее муж сказал, что не следует спешить менять обычаи, ведь каждое племя поступает по-своему. Быть может, Ваямба только смеется над ней. Они должны подождать и посмотреть, вылупятся ли детеныши. Но и в этом случае он не разрешит жене устроить гнездо около реки, где внезапный разлив может его унести. Они должны держаться кустарника.
В конце концов они увидели, что все сказанное Ваямбой — правда: вылупились маленькие, сильные и здоровые Ваямбы.
Тогда Воггуны решили попытаться вывести цыплят, не садясь на яйца. Они не сумели вырыть для них ямку и поэтому наскребли кучу мусора из земли, песка, листьев и сучков. Затем Воггун через день стала класть по яйцу, пока в кучке не оказалось пятнадцать яиц, лежавших рядом, острыми концами вниз. Поверх яиц они положили гниющие листья и мусор и покрыли все это листьями и прутьями. После этого родители с беспокойством стали ждать результатов.
Время шло, и беспокойство матери возрастало. Не погубила ли она всех своих детей только для того, чтобы освободить себя? Она суетилась вокруг большой кучи, просовывала голову внутрь, чтобы почувствовать, тепло ли там, и быстро вытаскивала голову, радуясь, что гнездо теплое. Потом она начала бояться, что в гнезде слишком жарко. В беспокойстве она соскребла землю и листья, думая, что их слишком много. Внезапно она остановилась и прислушалась. Не голос ли это цыпленка? Она снова прислушалась. Да, так и есть. Она позвала мужа. Он подошел и, когда она рассказала ему, что слышала, разгреб кучу. К их радости, наружу выскочили прекрасные птенцы, самостоятельные и крепкие, с более развитыми ногами и крыльями, чем у их прежних цыплят.
Гордясь успехом своего замысла и желая поскорее сообщить всем хорошие новости, мать Воггун побежала рассказать об этом своему роду.
На следующий год почти все матери Воггуны положили свои яйца в одно гнездо — большую кучу. В конце концов весь род стал поступать так и поэтому получил имя Строители Холмов.

Книги по теме


Мифы и легенды австралийских аборигенов
Рамсей Смит
   
     

 

 

Рейтинг@Mail.ru