Мифы и легенды Австралии

 
Боги, божества и другие мифологические персонажи

Монстры, чудовища и фантастические существа     Животные и растения     Природные явления и устройство мира

Жизнь и смерть   Сокровища    Дети    Легенды городов, домов и других мест    Легенды о священниках, знахарях и других персонажах


 


перейти на сайт


Диневан-эму и Гумбл-габбон — дрофа
Как было создано солнце
Южный Крест
Образование озера Нарран
Бора Байаме
Гуду из Виррибиллы
Как нашли Илианба Ванда
Создатели детей
Сыч и месяц
Лягушки-вестники
Смех лягушки
Создатели огня
Игуана и черная змея
Вида-пересмешник
Дигинбойа — птица-воин
Муллиан-га — утренняя звезда
Виринун Ван-ворон
Дождевая птица
Виринун — вызыватель дождя
Собаки Балу
Легенда о бумеранге
Легенда о цветах
Гигер Гигер — холодный западный ветер
Билба и Мейра
Каким образом мидии попали в реки
Диневан-эму и Ван-вороны
Гулаи-яли — пеликан
Бора-кенгуру
Бора прогоняет темноту
Гала-попугай и Ула-ящерица
Трясогузка и радуга
Каменные лягушки
Меа-мей — семь сестер
Путешествие Варрунны к морю
Чудеса, которые увидел Варрунна
Черные лебеди
Откуда появился мороз
Черногрудая сорока
Ваямба-черепаха
Ваямба-черепаха и Воггун — кустарниковая
индейка

Красногрудки
Нарадарн — летучая мышь
Вови
Яра-ма-йха-ху
Йови
Байаме и первая смерть
Оньаува
Мбу
Что такое душа?
Илианба Ванда
Благодарный покойник
Кит Лумалума

Поиск по сайту


 

Диневан-эму и Гумбл-габбон — дрофа

Диневан-эму как самая большая птица был признан королем всех птиц. Дрофы Гумбл-габбон завидовали Диневанам. Гумбл-габбон-мать особенно сильно завидовала Диневан-матери. Она с завистью смотрела на высокий полет Диневанов и их быстрый бег. Она думала, что Диневан-мать хвастается перед ней своим превосходством, когда после долгого и высокого полета спускалась вблизи нее на землю, хлопала своими большими крыльями и начинала гордо ворковать. Это не было громкое воркованье самца; это был тихий, торжествующий, удовлетворенный звук, всегда раздражавший Гумбл-габбон.
Гумбл-габбон долго думала о том, как покончить с превосходством Диневан. Она решила, что сможет достигнуть этого, только повредив ей крылья и лишив ее возможности летать. Но как это сделать? Она знала, что ничего не добьется ссорой и открытой борьбой с Диневан, потому что ни одна Гумбл-габбон не могла устоять в борьбе с Диневан. Очевидно, она должна достичь своей цели хитростью.
Однажды, увидев издали идущую к ней Диневан, Гумбл-габбон присела на землю и сложила свои крылья так, что казалось, будто их у нее нет.
Когда Диневан немного поговорила с ней, Гумбл-габбон спросила:
— Почему ты не подражаешь мне и не обходишься без крыльев? Каждая птица летает. А Диневаны, чтобы быть королями птиц, не должны летать. Если все птицы увидят, что я обхожусь без крыльев, они поймут, что я самая умная, и сделают меня королевой.
— Но у тебя же есть крылья,— сказала Диневан.
— Нет, у меня их нет.— И в самом деле, она выглядела бескрылой, так хорошо были скрыты ее крылья, когда она сидела в траве.
Диневан ушла и долго думала над тем, что услышала. Она обсудила все со своим мужем, который огорчился так же, как и она. Они решили не допустить Гумбл-габбон царствовать вместо них, даже если им придется потерять крылья, чтобы сохранить королевский сан.
В конце концов они решили пожертвовать своими крыльями. Диневан-мать показала пример и уговорила своего мужа отрубить ей крылья каменным топором камбу, а затем отрубила их ему.
Как только эта операция была закончена, Дйневан-мать решила поскорее сообщить Гумбл-габбон о том, что они сделали. Она побежала на равнину, где оставила Гумбл-габбон, и, найдя ее сидящей по-прежнему на земле, воскликнула:
— Посмотри, я последовала твоему примеру. У меня теперь нет крыльев, они отрублены.
— Ха-ха-ха! — засмеялась Гумбл-габбон и, вскочив, начала танцевать от радости. Как ловко все получилось! Она расправила свои крылья, похлопала ими и сказала:
— Я обманула тебя, короткокрылая. Вот мои крылья! Да стоит ли выбирать вас, Диневаны, королями, если вас так легко обмануть. Ха-ха-ха!
И, насмехаясь, Гумбл-габбон громко захлопала крыльями перед Диневан. Диневан бросилась к ней, чтобы наказать ее за обман. Но Гумбл-габбон улетела, а бескрылая теперь Диневан не могла догнать ее.
Диневан пошла, раздумывая над своим несчастьем. Она решила отомстить. Но как? Ни она, ни ее муж не знали. Наконец Диневан-мать придумала план и приготовилась к его выполнению.
Она спрятала всех своих маленьких Диневанов, кроме двух, под большим кустом, а с двумя малютками пошла на равнину к Гумбл-габбон. Спускаясь с покрытого галькой хребта морилла, где находился ее дом, она увидела Гумбл-габбон с ее двенадцатью детьми.
Побеседовав с Гумбл-габбон, она вдруг сказала:
— Почему ты не подражаешь мне? У меня только двое детей. Двенадцать слишком много, чтобы их прокормить. Если у тебя будет много детей, они никогда не вырастут большими птицами, как Диневаны.
Гумбл-габбон ничего не ответила, но подумала, что Диневан права. Ведь действительно, молодые Диневаны были гораздо крупнее, чем дети Гумбл-габбон. Расстроенная Гумбл-габбон подумала: «Не потому ли так малы мои дети, что их больше, чем у Диневан? А как было бы хорошо вырастить их такими же большими, как Диневаны!» Тут она вспомнила о том, как обманула Диневан, и подумала, что тоже может быть обманута. Но, взглянув туда, где кормились Диневаны, и увидев, насколько крупнее ее птенцов были двое молодых эму, она тут же безумно позавидовала.
— Не быть Диневанам королевскими птицами равнин! — решила она.— Гумбл-габбоны заменят их. Они вырастут такими же большими, как Диневаны, сохранят свои крылья и будут летать, чего не могут теперь
делать Диневаны.
И Гумбл-габбон убила всех своих птенцов, кроме двоих. Затем она пошла туда, где кормились Диневаны.
Увидев Гумбл-габбон только с двумя детьми, Диневан спросила:
— Где же твои остальные птенцы?
— Я их убила, оставила только двоих. У них будет вдоволь еды, и они вырастут такими же большими, как
твои.
— Ты жестокая мать,— убила своих детей. Ты жадная мать. У меня двенадцать птенцов, и всех их я кормлю. Ни за что на свете я не убью ни одного из них. Даже если бы я получила взамен свои крылья. Здесь хватит пищи для всех. Посмотри на куст — он покрывается ягодами, чтобы кормить мою большую семью. Посмотри на кузнечиков — они прыгают кругом, чтобы мы могли ловить и есть их.
— Но ведь у тебя всего двое детей!
— Нет, у меня их двенадцать. Я пойду и приведу их.— И Диневан побежала к кусту, где спрятала десятерых своих птенцов.
Вскоре она уже возвращалась, вытянув шею, гордо закинув назад голову, а перья ее хвоста бубу-телла покачивались на бегу. Она издавала странные горловые звуки — песню радости Диневанов. Рядом с ней бежали красивые, нежные малютки с полосатым оперением, насвистывая детскую песенку Диневанов.
Приблизившись к Гумбл-габбон, Диневан перестала ворковать и торжественно сказала:
— Видишь, я говорила правду. Вот мои двенадцать детей. Можешь смотреть на них и думать о своих несчастных убитых детях. А пока ты думаешь, я предскажу тебе судьбу твоих потомков. Хитростью и обманом ты лишила Диневанов их крыльев, и, пока Диневаны бескрылы, Гумбл-габбон будет нести только два яйца и иметь двоих детей. Мы поквитались: у тебя есть крылья, а у меня — дети.
С тех пор Диневан-эму не имеет крыльев, а Гумбл-габбон — дрофа каждый сезон кладет только два яйца.

Книги по теме


Мифы и легенды австралийских аборигенов
Рамсей Смит
   
     

 

 

Рейтинг@Mail.ru