Средневековый эпос южной Германии

 
Боги, божества и другие мифологические персонажи

Монстры, чудовища и фантастические существа     Животные и растения     Природные явления и устройство мира

Жизнь и смерть   Сокровища    Дети    Легенды городов, домов и других мест    Легенды о священниках, знахарях и других персонажах


 





Песня о Кудруне
Ⅰ О том, как жил в Ирландии король Зигебанд
Ⅱ О том, как гриф похитил Хагена
Ⅲ О том, как Хаген попал на корабль
Ⅳ О том, как Хаген был принят своим отцом и матерью
Ⅴ О том, как Вате ездил в Ирландию
Ⅵ О том, как пел Хоранд
Ⅶ О том, как молодые девушки осматривали корабль, и о том, как они были похищены
Ⅷ О том, как Хаген настиг свою дочь
Ⅸ О том, как Зигфрид сватался к Кудруне
Ⅹ О том, как Хартмут сватался к Кудруне
Ⅺ Как Хервиг и Хартмут поехали за Кудруной
Ⅻ О том, как Хервиг ходил войной на Хетеля и как выдали за него Кудруну
ⅩⅢ Глава
ⅩⅣ О том, как Хетель послал гонцов из земли Хервига
ⅩⅤ О том, как Хартмут силою похитил Кудруну
ⅩⅥ О том, как Хильда послала послов к Хетелю и Хервигу
ⅩⅦ О том, как Хетель явился за своей дочерью на остров Вюльпензанд
ⅩⅧ О том, как Людвиг убил Хетеля и ночью пустился в путь
ⅩⅨ О том, как Хегелинги вернулись домой
ⅩⅩ О том, как Хартмут приехал домой в свою землю
ⅩⅩⅠ О том, как Кудруна должна была стирать
ⅩⅩⅡ О том, как Хильда снарядила поход за своею дочерью
ⅩⅩⅢ О том, как вошли они в гавань и поехали в Нормандию
ⅩⅩⅣ О том, как до Кудруны дошла весть об их приезде
ⅩⅩⅤ О том, как пришли к ним Ортвин и Хервиг
ⅩⅩⅥ О том, как Ортвин и Хервиг вернулись к войску
ⅩⅩⅦ О том, как Хартмут назвал Людвигу знамёна князей
ⅩⅩⅧ О том, как Хервиг убил Людвига
ⅩⅩⅨ О том, как Хартмут был взят в плен
ⅩⅩⅩ О том, как послали они к Хильде послов
ⅩⅩⅩⅠО том, как четыре короля праздновали свою свадьбу в земле Хильды
ⅩⅩⅩⅡ О том, как остальные короли разъехались по своим землям


Поиск по сайту


 

Песня о Кудруне

О том, как Вате ездил в Ирландию

Вырос в Дании витязь Хетель. Родичи его жили в Штурмене, в известной всем стране. Они воспитали его так, как это подобало его высокому роду. Ему служила вся Нортландия, и был он очень могуществен и знатен.
Один из родичей его, Вате, владел его замками и землей. Будучи родственником его, он тщательно заботился о его воспитании, никогда не выпускал его из- под своего надзора и наставлял его во всех доблестях.
Племянник Вате - сын его сестры, благородный Хоранд, владел Данией. Потом сослужил он королю Хетелю такую службу, что тот дал ему в собственность всю эту землю и короновал его там королем.
Славный Хетель сидел на земле Хегелингов вблизи Дании. Он владел, по крайней мере, восьмьюдесятью замками. Владел он землею фризов и всеми островами; в его же руках были Дитмерс и Валейс. Был Хетель знатен и имел большое родство. Был он также грозен и смел и часто нагонял страх на своих врагов.
Хетель был сирота, и оттого-то и хотелось ему так жениться. Отец и мать его умерли, оставив ему в наследство свою землю, и хотя и было у него много друзей, но жизнь часто казалась ему скучной и тоскливой.
Лучшие друзья его стали советовать ему выбрать себе жену, достойную его высокого рода.
Не знаю я ни одной девушки, которая могла бы с честью стать госпожою Хегелинга, - отвечал он.
Сказал ему тогда юноша Морунг из Нифландии:
- Слыхал я об одной девушке столь высокого рода и такой прекрасной, что нет на земле женщины, подобной ей. Надо подумать, как бы добыть ее тебе в жены.
Спросил Хетель, кто же она и как ее зовут, и Морунг отвечал:
- Зовут ее Хильдой, и родом она из Ирландии. Отец ее - Хаген из рода отважного Гере. Если только удастся тебе добыть ее, она будет тебе всегда на радость и утеху.
- Но слыхал я, что отец ее приходит в гнев, когда кто-нибудь сватается к ней. Немало уже погибло из-за нее благородных мужей. Я же не желаю смерти никому из моих друзей.
- Ну, так отправь послов в его землю, - сказал Морунг, - но прежде пошли за Хорандом: он сам там всего насмотрелся и знает все обычаи Хагена - без его помощи ты ничего не поделаешь.
- Ну, если уж она так красива, то я послушаюсь тебя, - решил Хетель. - Но если надо добывать ее, то ты сам должен принять в том участие: недаром жду я от тебя во всем поддержки и помощи. Если станет она госпожою Хегелинга, тебе будет за это и честь и слава.
Послал Хетель послов в Данию за племянником Вате, Хорандом, с приказом ему через семь дней явиться на службу к королю. Отважный Хоранд всегда был готов исполнить свой долг перед королем, а тут, узнав в чем дело, еще охотнее собрался в путь и на седьмое утро явился к Хетелю со своими людьми: с ним приехало шестьдесят человек из его воинов; был с ним и отважный датчанин Фруте.

Радостно принял король Хоранда и Фруте, когда они явились к нему, и, усадив их в своем обширном зале, повел с ними дружескую беседу.
- Послушай, Хоранд, - сказал король, - если знаешь, скажи, пожалуйста, как обстоят там дела с молодой королевой Хильдой. Хотелось бы мне послать к ней послов, чтобы знала она, что я всегда готов к ее услугам.
- Все знаю я о ней, - отвечал ему отважный витязь, - не бывало еще девушки прекрасней знатной Хильды Ирландской, дочери свирепого Хагена, - ей вполне пристала бы корона.
- Может ли статься, чтобы отец ее согласился выдать ее за меня? - спросил Хетель. - Хотелось бы мне жениться на ней, и я не переставал бы осыпать наградами того, кто помог бы мне добыть прекрасную девушку.
- Невозможно это, - отвечал Хоранд, - никто не решится ехать послом в землю Хагена. Я сам ни за что не пойду на это: каждого гонца приказывают там или убить, или повесить.
- Не такая уж мне нужда в ней, - сказал Хетель, - и если Хаген повесит хоть одного из моих людей, то он сам заплатит мне за это жизнью. Его свирепый нрав доведет его до беды.
- Если бы Вате согласился быть твоим послом в Ирландию, то нам, может быть, и удалось бы добыть прекрасную девушку, или же мы погибли бы под ударами мечей, - так сказал Фруте.
- Ну, так я пошлю за ним в Штурмен, - сказал Хетелв, - не боюсь я отказа. Вате охотно поедет всюду, куда я ни пошлю его. Пусть приедет ко мне из Фрисландии и Ирольт со своими людьми.
Поспешно отправились послы в Штурмен и застали там Вате с его воинами. Сказали они ему, что король зовет его к себе, и удивился Вате, зачем бы мог он понадобиться королю Хегелингов. Спросил он, не надо ли взять ему с собой шлем или панцирь и кого-нибудь из своих воинов.
- Не слыхали мы, чтобы нужны были ему твои воины, - отвечали послы, - но знаем, что желает он видеть тебя самого.
Решился Вате ехать, поручив другим охрану своей земли и замков, и отправился ко двору короля, захватив с собой всего лишь двенадцать человек из своих воинов. Узнав, что Вате едет к нему, Хетель обрадовался и пошел к нему навстречу, раздумывая о том, как бы ему достойным образом принять Вате, своего старого друта.
- Привет тебе, Вате, - громко крикнул он ему еще издали, - давно уж не видались мы с тобой и не сидели вместе, обсуждая, как вести нам войну против наших врагов!
- Добрые друзья и должны бы быть почаще вместе, тем лучше справлялись бы они со своими врагами, - отвечал ему Вате.
Хетель ласково взял его за руку и усадил рядом с собою. Они остались вдвоем, с глазу на глаз, и Хетель обдумывал, как бы убедить его ехать в Ирландию.
- Недаром вызвал я тебя, - заговорил наконец молодой витязь, - надо мне послать послов в землю свирепого Хагена, и никого не знаю я, кто бы мог лучше исполнить это дело, чем ты, любезный друг мой Вате.
И сказал ему на это престарелый Вате:
- Всякое твое поручение, которое может тебе доставить удовольствие и честь, исполню я хорошо и охотно, хотя бы и рисковал я при том жизнью.
- Все друзья мои советуют мне взять себе в жены дочь свирепого Хагена, если только он согласится выдать ее за меня, - продолжал Хетель, - и я сам очень этого желаю.
Тому, кто сказал тебе это, конечно, все равно, умри я хоть сегодня, - в сердцах воскликнул Вате, -
и, конечно, надоумил тебя просить меня добыть тебе прекрасную Хильду не кто иной, как Фруте. Прекрасная девушка находится под самой строгой охраной. О красоте ее я ничего не стану говорить, пока ты не призовешь сюда же Хоранда и Фруте. Они сами бывали там и сами все видели.
Король сейчас же послал за ними обоими.
Увидя Хоранда и Фруте, Вате живо воскликнул;
- Награди вас Господь за то, что так позаботились вы о моей чести и о моем появлении при дворе! К тому же еще поторопились вы нарядить меня и в послы! Но в таком случае и вы сами должны ехать туда же со мною, и будем мы вместе служить нашему королю из истинной к нему любви. Кто нарушает мой покой, тот и сам должен терпеть ту же участь.
- Я охотно поеду туда, - сказал Хоранд, - и я не остался бы, если бы даже король и не посылал меня. Я не пугаюсь никаких трудов и опасностей, лишь бы посмотреть на красавиц.
- Надо нам взять с собою семьсот воинов, - сказал Фруте, - и мы заставим Хагена поубавить спеси. Должен ты приказать, король, построить нам корабль из кипарисового дерева, надежный и прочный, который мог бы вместить всех твоих слуг. Пусть мачты и борта его до самого носа будут обиты серебром, а весла разукрашены золотом. Позаботься запасти съестных припасов, а также надежных шлемов и крепких кольчуг; их надо нам взять с собой: тем легче будет нам добыть дочку свирепого Хагена. Пускай и Хоранд, бывалый человек, заберет с собою побольше мелкого товару - он может продавать женщинам пряжки и запястья: так и нам больше будут доверять. Но если дело с дочкой Хагена обстоит так, что никто не может посватать ее, не вступив за это в бой, то пусть уже сам Вате выберет, кого еще хочет он взять с собою.
Мне нечем торговать, - сказал Вате, - мое имущество никогда не залеживалось дома: я всегда делился им с моими воинами. Это мое условие: я не так скроен, чтобы развозить драгоценности прекрасным дамам! И если Хоранд указал на меня, то это значит, что он хорошо знает Хагена: Хаген обладает силой двадцати шести воинов. Всем нам будет плохо, если узнает он о нашем сватовстве. Прикажи, король, покрыть корабль наш досками так, чтобы под ними можно было незаметно поместить побольше воинов - они придут к нам на помощь, если Хаген не отпустит нас домой с миром. Надо нам взять с собой в Ирландию, по крайней мере, сотню вооруженных воинов. Да пусть у Хоранда при его товарах еще будет их сотни две: этим он привлечет к себе прекрасных дам. Кроме того, пусть соорудят нам три грузовых судна, которые бы всегда были вблизи нас: на них должны быть наши кони и запас съестных припасов, по крайней мере, на год. Мы скажем Хагену, что мы едва спаслись бегством из Штурмена и что и у самого короля Хетеля попали мы в немилость. Мы постараемся почаще являться ко двору с дорогими подарками Хильде и Хагену и тем заставим короля обеспечить нам мир. Мы скажем, что дома все мы попали в опалу, и Хаген сейчас же сжалится над нами и сейчас же прикажет дать приют чужеземным гостям, и мы ни в чем не будем терпеть там недостатка.
- Когда думаете вы, друзья мои, пуститься в путь? - спросил их король Хетель.
- Как только зима начнет сменяться летом, мы снарядимся в путь и приедем ко двору, - отвечали они ему.
- Ну, так поезжайте же по домам, - сказал им Хетель, - да не тратьтесь на наряды: всем вашим спутникам я дам такое платье, что не стыдно будет вам показаться на глаза любой из женщин.
Так разъехались они по домам: Вате в свой Штурмен, Хоранд и Фруте в свои владения. Никогда не приходило им в голову уклониться от службы королю.
Когда у короля Хетеля все было готово к поездке, он опять послал за своими друзьями. Собрались к нему витязи: Вате со своими ста воинами; Морунг отважный из Фрисландии со своими двумя сотнями; поспешил явиться и Ирольт; из Дании приехал отважный воин Хоранд. И еще до тысячи воинов добровольно явилось к Хетелю, чтобы ехать с послами в Ирландию, и если бы не был он так богат, то, конечно, оказался бы не в силах снарядить их всех.
Заботливо и внимательно стали они снаряжаться в путь - витязи сами наблюдали за погрузкой судов, чтобы не забыть какой-нибудь мелочи, в которой потом могла бы оказаться им нужда. Перед отъездом Вате поручил заботам короля владения отъезжавших.
- Охраняй наши земли, - сказал он, - я немало наставлял тебя в этом деле.
Отобрали сто могучих воинов, чтобы спрятать их под палубой корабля на случай, если придется похитить девушку или вступить в открытый бой. Кроме того, поехало с ними до трех тысяч всякого рода людей.
- Бог вам в помощь на пути вашем, - сказал им на прощание король Хетель, перецеловавшись со многими из отъезжавших.
Так уехали рыцари, а король, оставшись дома, ждал их возвращения, с грустью и страхом думая о предстоящих им трудах и опасностях.
Корабли вышли в море при попутном ветре; все опытные люди с жаром принялись за работу; молодежь следила за ними, чтобы все перенять, всему научиться.
Хорошенько мы и сами не знаем, а потому и сказать не можем, где останавливались они на ночевку в течение тех тридцати шести дней, что пробыли они в море. Поклялись они все держать это в тайне и сдержали клятву. И хотя все они добровольно пошли в плавание, но все же нередко приходилось им трудно от разных неудобств в пути. Так уж всегда бывает: кто живет на море, тот должен терпеть и все морские невзгоды.
Сказывали нам, что целых тысячу миль пришлось им сделать по волнам, прежде чем завидели они замки Хагена. Там издали заметили их, и все люди стали дивиться, из какого царства могли принести их к ним волны, - так роскошно были они одеты.

Приблизившись К берегу, хегел инги поспешили стать на якорь и спустить паруса. По замку Хагена сейчас же разнеслась весть о приезде неведомых людей. Сейчас же вынесли они на побережье все, что было нужно, и все, какие были с ними, товары. Сам вестник законов из замка Балиона, видя таких богатых гостей, поехал верхом вместе со своими горожанами туда, где расположились хитрые купцы. Законовед спросил их, откуда пришли они к ним из-за моря.
- Да сохранит вас Господь, - отвечал им Фруте, - земля наша далеко. Мы - купцы, на корабле же находятся наши знатные господа.
Вате просил сказать ему, на каких условиях господин этой земли позволит им торговать здесь, и по его величественному обхождению, отвечавшему его сану, можно было видеть, как был он грозен. Хагена известили о приезде гостей.
- Я предлагаю им свою охрану и мир, - сказал Хаген. - Пусть будут покойны: ничего дурного не случится с ними в моей земле.
Тогда поднесли они королю в подарок разных драгоценностей, стоимостью, по крайней мере, на тысячу марок, из бывших с ними товаров, пригодных рыцарям и дамам. Очень благодарил их Хаген.
- Пусть они ни в чем не терпят здесь недостатка, - сказал он, - я хочу вознаградить их за все, что они мне дали.
Стал король делить поднесенные ему дары: были там запястья - они, конечно, должны были понравиться прелестным дамам; богатые позументы, венцы и кольца - все это король тщательно поделил между своими приближенными. Жена и дочь короля нашли, что никогда еще купцы не подносили таких богатых даров.
Хоранд и Вате первые послали ко двору свои дары: были тут тонкие шерстяные материи и парча, рядом с которыми багдадские шелковые ткани теряли всякую цену; было тут и сто кусков тончайших полотен - лучшие, какие только у них нашлись. Сверх того послали они двенадцать оседланных кастильских коней, много кольчуг и шлемов и двенадцать щитов, окованных золотом. Гости короля Хагена были щедры. С дарами поехал ко двору Хоранд и с ним Ирольт могучий. Доложили о них королю и сказали, что гости его, верно, сами владеют землями, - то видно по привезенным ими дарам.
Их сопровождали двадцать четыре статных воина; были они так одеты, точно хотели показать воинам Хагена, как нынче должно носить мечи.
- Государь, - сказал один из них, - прими от нас эти великие дары, которые мы тебе подносим, и не оставь гостей твоих без благодарности.
Будучи сам богат, король щедро отблагодарил гостей.
Позвал Хаген своего дворецкого и показал ему принесенные вещи. Дивился дворецкий, рассматривая подарки, и наконец сказал:
- Государь, здесь поднесли они вам даров, по крайней мере, на двадцать тысяч марок.
- Дай Бог счастья гостям, - сказал король, - теперь поделю я эти дары между моими воинами.
Раздав дары, Хаген позвал к себе и усадил с собою молодых людей, Ирольта и Хоранда, и стал их расспрашивать, откуда явились они в его землю.
- Никогда еще гости не подносили мне таких даров, - говорил он им.
- Я скажу тебе, государь, откуда мы пришли, и буду просить твоей к нам милости, - отвечал Хоранд. - Мы изгнанники: на нас вымещает свою великую обиду один могущественный король.
Как же зовут того, кто принудил вас покинуть ваши замки и ваши земли? Вы кажетесь мне такими благородными витязями, что он поступил бы разумнее, если бы удержал вас у себя.
Так спрашивал Хаген, как звали того, кто послал их в изгнание и по чьей вине принуждены они искать пристанища в чужих землях.
- То Хетель из земли хегелингов, - отвечал ему Хоранд. - Его сила и могущество лишили нас друзей и повергли нас в такую скорбь,
- Тем лучше для вас, - сказал Хаген, - теперь вы будете вознаграждены за все, чего вы лишились. Пока станет у меня моего добра, вам не о чем будет просить короля хегелингов. И если вы, витязи, согласитесь остаться у меня, то я наделю вас такими землями, каких никогда еще не давал вам король Хетель. Я дам вам в десять раз больше того, что у вас отнято.
- Охотно остались бы мы у тебя, - сказал Хоранд, - боимся только, как бы не настиг нас здесь, в Ирландии Хетель из страны Хегелингов, - ему ведомы все пути. Непрестанно скорблю я о том, что он нигде не дает нам жить.
- Решайтесь же скорее и тогда будете покойны. Здесь Хетель не может причинить вам никакого вреда, - то был бы великий позор для меня.
Хаген попросил своих собственных горожан, и они сделали это с охотой, дать помещение для гостей, - и для них освободили более сорока лучших домов. Усталые мореходы могли наконец спокойно отдохнуть.
Но все же часто думалось им, что охотней стали бы они биться в открытом бою, чем выжидать счастливой минуты, когда наконец будет им можно просить руки прекрасной Хильды.
Фруте приказал раскинуть палатки со своим мелким товаром. Никогда еще не бывало такого торга в этой стране, никогда еще не приходилось жителям так дешево покупать таких прекрасных товаров, и они опустошили прилавки чуть не в один день. Кроме того, Вате и Фруте были необыкновенно щедры ко всем бедным и нуждающимся. Все эти вести о купцах ходили при дворе и дошли наконец до молодой королевны.
- Дорогой отец мой, - сказала она королю, - пригласи, пожалуйста, ко двору твоих почтенных гостей, - говорят, один из них так забавен нравом! Если это правда, то я охотно посмотрела бы на него.
- Это вполне возможно, - отвечал король, - и ты можешь полюбоваться на его нрав и обхождение. -
Гость же этот пока был еще неведом и самому Хагену: женщинам хотелось видеть Вате.

Послал король к гостям просить их пожаловать ко двору и отведать хлеба-соли. Приехали витязи со своими воинами в таких богатых нарядах, каких и не видывали при дворе Хагена. Хаген, как ни был он богат, знатен и надменен, все же сам пошел к ним навстречу; королева встала с своего кресла, увидя Вате. Вате же держал себя так, что видно было - не любил он шуток.
После приветствий король усадил их, как обыкновенно усаживают гостей, и слуги стали обносить их вином, самым лучшим, какое только бывало в королевских домах. Гости пили и обменивались шутливыми речами. Тем временем королева вышла из зала. Она просила короля отпустить потом гостей к ней в ее покои на беседу. Король согласился, к удовольствию мо-лодой королевы, и все женщины сейчас же принялись наряжаться, готовясь к встрече гостей.
Когда все были готовы и королева уселась в своем кресле рядом со своею дочерью, первый вошел к ним Вате. При всей своей старости он все же внушил ей сразу и страх и уважение, и она почтительно пошла ему навстречу.
Вслед за Вате вошел Фруте. Королева с дочерью усадили их обоих и стали лукаво спрашивать Вате, нравится ли ему так сидеть в гостях у прекрасных дам, или же он предпочитает сражаться в горячих боях.
- Никогда еще не приводилось мне так мирно сидеть с прекрасными дамами, - отвечал им Вате. - И если бы можно было, я, конечно, предпочел бы со своими добрыми воинами биться в какой-нибудь горячей схватке. Мне только это и прилично.
Громко засмеялась прелестная девушка - видела она, что не по себе ему в обществе прекрасных дам.
Королева Хильда с дочерью заговорили с витязем Морунгом. Стали они расспрашивать его о старике, как его зовут, есть-ли у него свои люди, замки и земли, есть ли у него дома жена и дети.
- Есть у него дома и жена и дети, - отвечал витязь, - сам же он всю свою жизнь был отважным и доблестным воином.
- Никогда еще ни один король не имел такого отважного рыцаря, - прибавил Ирольт.
Стала тогда королева уговаривать Вате остаться в Ирландии: во всем свете не нашлось бы такого могущественного человека, который оказался бы в состоянии изгнать его отсюда. Но Вате отвечал королеве:
— Была у меня своя земля, и мог я сам по своей воле раздавать кому хотел коней и платье. Тяжко было бы мне теперь заслуживать свой лен. Никогда еще не отлучался я из дому более чем на один год.
На прощание Хильда сказала им, что могут они когда угодно являться ко двору и беседовать с прекрасными дамами.

Из покоев королевы они вернулись к королю, где застали рыцарей, занятых игрою в шахматы и фехтованием. По ирландскому обычаю при дворе часто устраивались рыцарские игры, и это скоро сдружило Вате с королем. Хоранда же полюбили дамы за его веселые шутки и рассказы. Престарелые витязи Вате и Фруте являлись ко двору с длинными седыми локонами, перевитыми золотом, и все находили, что они поистине заслуженные доблестные рыцари.

 

 

Рейтинг@Mail.ru