Народные легенды Нидерландов

 
Боги, божества и другие мифологические персонажи

Монстры, чудовища и фантастические существа     Животные и растения     Природные явления и устройство мира

Жизнь и смерть   Сокровища    Дети    Легенды городов, домов и других мест    Легенды о священниках, знахарях и других персонажах


 





Кабоутерманнекины
(красные клобучки или клабберы)

-1- -2- -3- -4- -5-
Клудде или клеуре
-1-
-2-
Оссхаерт
-1-
-2- -3-
Неккеры или никсы
Три никсены из Юпилле
Флерус
Вервольф
Маере (Мара)
Кузницы гномов
Лоддер
Ведьмы
Длинный Ваппер из Антверпена
-1-
-2-
Дикая охота
Подарок дикого охотника
Вечный охотник в Винендаеле
Крещение Джеков О'Лантернов
Верховая лошадь Малеги
Смычок
Обманутый скрипач
Скрипач и висельное поле в Антверпене
Свадебное торжество в Каррон-Сент-Мартин
Езда на телятах
Женщина превращается в лошадь
Стокхемские коты
Обожженная ведьма
Красная ткань
Измученная ведьма
Пронзенный туз червей
Потерянная цепь
Переставленные межевые знаки
Храбрый солдат из Антверпена
Дьявол из Недербраекеля
Одураченный дьявол
Фрейшютц
Амбар Монтекувеца
Амбар дьявола в Галлемаерде
Как стать невидимым
Бесприютная роженица
Ванне Текла
Эльфы
Месса привидений
Белые девы и белые женщины в Фрисландии
Три сестры
Память Святой Гертруды
Лилия
Сердце из перьев
Любовная магия
Нога вора - рука вора - палец вора
Волшебный меч
Мазь ведьм
Пойманный колдун
Могильщик
Гроб
Зевенберген
Как граф Балдуин из Фландрии женился на бесовке
Браконьер из Веттерен-Овербеке
Кровавая повозка из Антверпена
Песчаные ворота в Мехлине
Шахматная партия с дьяволом
Фалькенберг
Монах из Аффлигхема
Святой Юлиан - перевозчик
Лоэнгрин и Эльза - Лоэнгрин и Белае
Рыцарь и лебедь

 

Поиск по сайту


 

Верховая лошадь Малеги

Как-то в понедельник, после ярмарочного дня, в 1521 году три молодые девушки — Магдалена Гиселин, Люсия Лармесон и Максима Ванден Дрисше, — жившие неподалеку друг от друга на улице Реколлетс в Ипре, соблазнившись вечерней прохладой, решили неспешно прогуляться по городу. Внезапно на улице Темпл они с удивлением увидели небольшую лошадь, которая, похоже, бродила без хозяина. Животное оказалось настолько красивым, что все три девицы замерли, любуясь им. Кожа лошади была белой, без волос, и удивительно гладкой. И на правой и левой ляжках лошади было словно вышито по зеленому попугаю, а с крупа свисало множество цветочных гирлянд. Ноги лошади были округлыми, как колонны, грива напоминала золотую бахрому, а в хвост было вплетено множество разноцветных лент. На спине было седло из розовой парчи.
Пока три девицы любовались удивительной лошадкой, к ним подбежал человек, который, похоже, был хозяином животного. Повернувшись к девушкам, он спросил их — видели ли они когда-нибудь столь красивую верховую лошадь? «Нет», — с пылом ответили они. «В это нетрудно поверить, — галантно продолжал незнакомец, — поскольку эта лошадь прибыла из Японии. Я только сегодня приехал в Ипр. Но другие ее качества еще более удивительны, чем красота. Лошадь эта не терпит мужчин на своей спине и немедленно сбрасывает их и имеет особенную наклонность к тому, чтобы нести на себе молодых девиц, что можно видеть по этому превосходному седлу. Если кто-нибудь пожелает взобраться на эту лошадь, она немедленно становится на колени, чтобы легче было взобраться в седло. И если вам угодно, благородные девицы, вы можете прокатиться на ней все втроем, надо только сказать, где вы живете или куда хотите отправиться, — она доставит вас на место со всеми удобствами, радуясь возможности услужить».
«Ну, что скажете? — спросила Магдалена, самая смелая из троих. — Я уже один раз ездила верхом, и если вы решитесь поехать, сяду спереди и буду держать поводья. Вы должны сесть сзади и крепко держаться за меня». «Мы согласны», — сказали обе ее товарки. «Тогда наберитесь храбрости и садитесь, — сказал человек, и хлопнул рукой по крупу животного: — Согни колени перед юными дамами, чтобы они могли сесть». «Только, — обратилась Магдалена Ванден Дрисше к этому человеку, — вы не должны позволять этой лошади бежать или взбрыкивать. Скажите сначала, куда вы ее поведете». «Не бойтесь, — ответил человек, — она не будет взбрыкивать, скажите лишь, куда вы хотите отправиться». «Домой, — ответили все три хором. — Мы живем рядом друг с другом на улице Реколлетс». «Так, моя кляча, ты слышала: будь умницей и отвези этих трех дам», — сказал мужчина необычному животному.
Магдалена быстро уцепилась за плетеные шелковые поводья, чтобы направлять лошадь, — и гордое животное пошло вперед так плавно, что его поступи было почти не слышно. Но понемногу шаги лошади становились быстрей и быстрей, и наконец, она понеслась по дороге, подобно стреле. Лишь когда лошадь оказалась за городскими воротами, девицы поняли, что их обманули.
Наступила ночь, и девицы не могли понять, куда отвозит их лошадь. Внезапно она остановилась перед величественным и огромным дворцом. Многочисленные окна его казались дверцами печей — так освещен был дворец. Мелодичные звуки тысяч музыкальных инструментов зачаровывали слух; казалось, что внутри дворца идет веселый бал.
Ворота распахнулись, и лошадь провезла трех девушек внутрь. За ними проследовал и хозяин лошади. За ним двери закрылись сами собой. Спустя мгновение открылась боковая дверь, и перед девушками из Ипра предстали многочисленные и богато одетые дамы. В середине помещения стоял богато уставленный стол, во главе которого стоял внушительного вида человек, который был, похоже, хозяином особняка.
Некоторые из этих молодых дам поднялись из-за стола, подошли к трем девицам и помогли им сойти с лошади Малеги, которая снова согнула колени. После этого дамы пригласили девушек войти. Но девицы, которые никак не могли оправиться от удивления, попросили прощения за свое неуместное появление во дворце и начали рассказывать, что с ними произошло. Однако их извинения не были приняты, и им пришлось принять приглашение молодых дам. Они вошли в зал и, едва скользнув взглядом по пышным нарядам дам, устремили свои взоры на хозяина особняка. Он был одет в просторную мантию из парчи, покрывавшую его с ног до головы. На голове у него находилось некое подобие тюрбана, спереди которого было пристроено небольшое зеркальце, окруженное алмазами и другими драгоценными камнями. Этот человек оказался не менее гостеприимен, чем юные дамы, и своими льстивыми речами так расположил их к себе, что девицы сели за стол и приняли участие в трапезе.
Они решили подождать с объяснениями до окончания ужина — но когда девицы заговорили о своих родителях, которых беспокоит их долгое отсутствие, хозяин дворца поднялся с места и произнес: «Дорогие друзья! Поскольку лошадь Малеги доставила нам удовольствие, принеся в наш особняк этих благородных девушек, мы должны сделать все, чтобы их пребывание у нас было веселым и приятным. Давайте сейчас же приступим к игре.
Словно ожидая этих слов своего повелителя, дамы тут же образовали круг, оставив свободное место для девушек из Ипра, которых они стали убеждать присоединиться к ним. Но Магдалена Гиселин сказала: «Я не могу играть с вами, поскольку мои родители встревожатся, если я буду долго отсутствовать». «И я тоже», — сказала Лусия Лармесон. «Я обязательно должна ночью быть дома », — произнесла Максима Ванден Дрисше как самая младшая, боявшаяся наказания, После отказа глаза хозяина дома приняли такое дьявольское выражение, и на лице проявилась такая мрачная злость, что они поспешно заняли место в круге, только бы не видеть этого ужасного зрелища. Девицы подумали, что отказываться невежливо и они виноваты в изменении настроения хозяина дома. И присоединились к игре в фанты.
В этой игре им надо было повторять те слова, которые произносил владелец дворца. Это девушки делали медленно, поскольку под его взглядами совсем лишились присутствия духа. Эта медлительность приводила к их проигрышам, так что девушки быстро проиграли то, что имели. В конце концов они расстались со своими украшениями — сережками, цепочками, кольцами и браслетами — и даже со своими платьями. С бьющимися сердцами они ожидали окончания игры.
«А теперь, — произнес хозяин дворца, — перед тем, как мы приступим к выкупу фантов, давайте выпьем за здоровье лошади Малеги, которая столь удивительным образом привезла этих юных дам в нашу обитель». После этих слов глаза дворцовых дам вспыхнули и даже начали выбрасывать маленькие языки пламени, которые почти ослепили трех девушек. Наконец, вперед выступил хозяин лошади. Он наполнил бокалы и начал обносить всех с подносом. Казалось, что губы хозяина дворца при этом произносят какие-то таинственные слова. Любой, кто спокойно бы пригляделся к нему, заметил бы, как его тюрбан стал увеличиваться в высоту, словно под ним что-то росло.
Присутствующие поднесли бокалы ко рту, но, сделав первый же глоток, три девицы словно очнулись ото сна и увидели, что находятся под ночным небом, среди покрытой росой травы на дне большого оврага. Волшебство подошло к концу. Три девушки сидели в глубокой яме на горе Кеммельберг, расположенной в двух часах езды от города, но совершенно не знали, где они находятся. Легко представить, с каким унынием они взирали друг на друга, оказавшись посреди ночи полураздетыми в неизвестно где расположенной яме, из которой ничего нельзя было разглядеть, кроме звезд в небе. Однако молчаливое недоумение уступило место жалобам и стенаниям по поводу своей несчастной судьбы. Наконец, найдя способ выбраться из ямы, они побрели с непокрытыми головами и босиком в обход горы, пока в конечном счете не набрели на дом крестьянина, к которому и направили свои шаги.
Они постучали в дверь; хозяин дома поднялся и спросил, что они хотят. Девушки рассказали ему о том, что с ними приключилось, и поинтересовались названием места, где они находятся. «На горе Кеммельберг, — был ответ, — и насколько я понял, вы попали на бесовский шабаш, который устраивается здесь с ужасным шумом каждую ночь. Всего час назад я встал и выглянул из окна, но не увидел ничего, кроме множества огней, хотя явственно слышал непрекращающийся шум игры, пения и танцев».
Три девицы стали умолять его дать им взаймы какую-нибудь одежду и помочь, но жена крестьянина, которая, лежа в кровати, слышала весь разговор, крикнула: «Нет, Клаес, не помогай им — люди, которые приходят полуголыми, не могут быть никем, кроме как ведьмами. Они пришли обмануть нас и околдовать нашего ребенка, и я уже слышу, как он кричит. Надо схватить и сжечь их». «Полагаю, ты права, жена, — сказал этот человек, — поскольку невозможно, чтобы эти три молодые девушки из Ипра, дочери уважаемых родителей, пришли бы на гору Кеммельберг в столь неурочный час и без одежды». Сказав это, он схватил Магдалену, которая стояла к нему ближе всех, за синюю нижнюю юбку. Люсия и Максима побежали вниз по горе, чтобы спастись. Магдалена вскрикнула и начала сопротивляться, но без всякой надежды на спасение. К счастью, крючок на ее одежде сломался, так что ей удалось убежать, оставив юбку в руках крестьянина.
Пройдя множеством незнакомых дорог, полуодетые девушки, с полными слез глазами, с красными от стыда щеками и бьющимися сердцами, наконец, набрели на приют, в двери которого они и постучали. Они не решились рассказать поднявшемуся с постели хозяину, как приобрели столь плачевный вид. Опасаясь, что их встретят так же, как и в прошлый раз, они наскоро сочинили историю, что на них напали разбойники, которые отобрали у них платья. Эта история вызвала жалость у хозяина приюта, и он нашел девушкам одежду.
«Кто вы?» — спросил хозяин. «Я, — произнесла Магдалена, — являюсь дочерью Балдвина Гиселина, а это мои ближайшие соседки». «Что, дочь моего друга Гиселина с улицы Реколлетс в Ипре? — воскликнул хозяин. — Если так, то я немедленно запрягу лошадей в фургон, в котором на прошлой неделе отвозил ему дрова, и этой же ночью отвезу вас домой». «О, сделайте это, сделайте это, добрый человек, — одновременно воскликнули все три девицы. — Наши родители щедро вознаградят вас за беспокойство». Не прошло и получаса, как фургон с двумя лошадями стоял готовый перед дверями гостиницы. Девушки, одетые в одежды-жены хозяина, забрались в фургон, после чего он немедленно двинулся к городу. Когда фургон проехал около часа, хозяину показалось, что он сбился с пути. «Вот удивительно, — сказал он. — Я знаю дорогу от Кеммеля до Ипра так же хорошо, как "Отче наш", и все же поехал неверным путем». Понятно, что девушки заволновались, поскольку они еще помнили лошадь Малеги, которая удивительным образом переносила их через ограды и канавы. «Удивительно, — снова произнес хозяин. — Я не могу править своими лошадями. Мы в середине поля, и я не могу понять, как лошади сюда пришли». Фургон стал двигаться все быстрее и быстрее, легко проходя через овраги, заросли, вспаханную землю и через ручьи. Перед лошадьми постоянно следовал какой-то призрак. «Это призрак лошади Малеги», — в тревоге прошептали девушки. Наконец, лошади выбрались на широкую дорогу, и здесь фургон остановился. С лошадей буквально лился пот. Призрак исчез, а на горизонте начал заниматься рассвет. «Ведьмы с горы Кеммельберг вели нас по неправильной дороге, — сказал хозяин, белый, как покойник. — Но их власть пришла к концу, поскольку на востоке начинается рассвет». В этот момент он увидел, как поле пересекает какой-то крестьянин. «Друг, что это за дорога, на которой мы находимся? — спросил хозяин. «Что за дорога?» — повторил незнакомец. «Тебе это покажется смешным, однако мне приходится задавать такой вопрос, поскольку я отправился из Кеммеля в Ипрес в уверенности, что знаю дорогу, но сейчас никак не могу узнать местность вокруг». Крестьянин улыбнулся: «Верю тебе, друг, — сказал он. — Ты говоришь об Ипре, но ты в десяти часах езды от него, поскольку ты сейчас находишься на дороге из Стинвоорде в Кассель. Разве ты не видишь город далеко впереди?» «О, небеса, — воскликнули девушки со вздохом, — как могли мы проявить такую глупость, что согласились ехать на лошади Малеги?» Кто знает, где бы они могли оказаться, если бы рассвет не прогнал призрак Малеги?
В тот день они все-таки добрались до Ипра. Легко представить, что происходило в доме, когда они вернулись. Печаль и беспокойство сменились на радость и изумление относительно того, что произошло.
Через три года Магдалена Гиселин вышла замуж, и то удивительное приключение, которое произошло с ней и ее подругами, было запечатлено на стене лучшей комнаты ее дома вместе с датой. Магдалена объяснила все, что было изображено на картине, своим детям, и эту историю они позднее передали своим потомкам. Таким образом, эта история дошла до нас. До сих пор в этих местах верят, что в древности ведьмы собирались на горе Кеммельберг вокруг ямы, которая, на вечную память об этом событии, с тех пор стала называться Киндерпут, т.е. Яма детей.

 

 

Рейтинг@Mail.ru