Легенды и сказания Франции

 
Боги, божества и другие мифологические персонажи

Монстры, чудовища и фантастические существа     Животные и растения     Природные явления и устройство мира

Жизнь и смерть   Сокровища    Дети    Легенды городов, домов и других мест    Легенды о священниках, знахарях и других персонажах


 





Песнь о Роланде
Предательство Ганелона Сарагоса. Военный совет у короля марсилия
Кордова. Военный совет у Карла Великого
Посольство. Преступление Ганелона
Арьергард. Роланд приговорен к смерти
Начало Великой битвы
Гордость Роланда
Битва
Рог
Бегство
Смерть Оливье
Карл возвращается
Последнее благословение епископа
Смерть Роланда
Возмездие сарацинам
-2- -3-
Казнь Ганелона
* * *
Тристан и Изольда
Гнездо ласточки
Ирландский дракон
Напиток любви
Жизнь в лесу
Чудесный терновник
* * *
Вуивр
Зверь Ро
Труссепой
Барон-оборотень
Мальзевильский волк
В день благословения полей
Поляна волков
Буря
Затонувший город
Желтый гном
* * *
Тайны острова Лох
Колдунья
Конец злых чар
* * *
Зверь из Жеводана
Отважные дети
Таинственный лесничий
Виверн

Поиск по сайту


 

Песнь о Роланде
Арьергард. Роланд приговорен к смерти

Карл возвращался во Францию победителем. Он сумел покорить Испанию, забрать замки, захватить города.
— Война моя кончена,— сказал король и направился к милой Франции.
День угасал, наступил вечер. Надо было подумать о ночлеге. Граф Роланд водрузил свое знамя высоко на вершине холма. Вокруг него французы раскинули свой лагерь.
Между тем войско неверных подвигалось глубокими долинами — в кольчугах и шлемах, вооруженное щитами, саблями и копьями. На покрытых лесом горных вершинах мусульманские воины устроили привал. Четыреста тысяч человек затаившись ждут восхода солнца. А французы между тем даже и не догадывались об их присутствии.
Свет померк, наступила черная непроглядная ночь. Император Карл заснул, и снится ему странный сон. Он видит себя в тесном ущелье со своим ясеневым копьем в руках. И вот граф Ганелон выхватывает у него это копье и потрясает им с такой силою, что искры летят к небу.
Но Карл спит, не просыпаясь.
Тогда другой сон приснился ему: он во Франции, в своем Ахене. Медведь прокусывает ему руку до самой кости, Затем со стороны Ардена появляется леопард и с яростью нападает на него. Но из залы выбегает борзая собака, со всех ног мчится к Карлу, отрывает правое ухо у медведя и накидывается на леопарда. «Ну, будет битва!» — восклицают французы и не знают, кто победит.
А Карл спит, не просыпаясь.
Минует ночь, сменившись ясною зарей, и император гордо продолжает свой путь. По воздуху несутся звуки труб.
— Господа бароны! — говорит Карл.— Взгляните, какие перед нами горные проходы и узкие ущелья, и решите, кого поставлю я в арьергард? Кто-то должен охранять наше войско!
— Роланда, моего пасынка Роланда! — восклицает Ганелон.— Нет более доблестного барона! В нем спасение твоих людей.
С презрением взглянул на него Карл:
— Ты — олицетворение самого черта, и душа твоя полна смертельной вражды. Кто же будет тогда в авангарде?
— Ожье из Дании,— ответил Ганелон,— лучше него никто не справится с этим делом!
Граф Роланд, услыхав, что Ганелон предложил дать ему арьергард, поспешил поблагодарить отчима и выразить королю свою готовность до последней капли крови прикрывать войско Карла и защищать обоз.
Но император молчал, опустив на грудь голову и теребя свою бороду: он не мог удержаться от слез. Наконец он обратился к своему племяннику, предлагая ему половину всего французского войска. Но граф отвечал, что он не может изменить чести своего рода и оставит при себе только двадцать тысяч храбрых французов.
— Смело иди узкими ущельями, король. Пока я жив, тебе некого опасаться.
Граф Роланд поднялся на вершину холма, надел свою самую крепкую броню, шлем, пристегнул свой меч Дюрандаль с золотою рукоятью и закинул за спину колчан, расписанный цветами, сел на своего коня Вейл-лантифа и взял в руки копье с прикрепленным к нему белым знаменем. К нему присоединились Оливье и многие другие любимцы короля, даже епископ Тюрпин.
— Пойду и я,— сказал Готье,— я вассал Роланда и не могу оставить его.
Когда они выбрали себе двадцать тысяч воинов, Роланд подозвал к себе Готье и сказал:
— Возьми тысячу французов из нашей собственной французской земли и займи с ними все ущелья и высоты, чтобы императору не пришлось терпеть урона.
— Я обязан это сделать для тебя,— отвечал Готье и с тысячью французов углубился в горы. Он вернется не раньше, чем потеряет семьсот бойцов. Король Бельферна Альмарис в тот же день даст ему отчаянную битву.
Карл вошел в долину Ронсеваля. Барон Ожье вел авангард, и никакой опасности не предвиделось с этой стороны; в тылу же был Роланд с Оливье, двенадцатью пэрами и двадцатью тысячами природных франков. Помоги им Бог! Их ждет страшная битва! И Ганелон знает это, негодяй и изменник, но он за золото продал свое молчание и не скажет ни слова.
Высоки горы, и темны долины; скалы черны, и страшны узкие ущелья. В тот же день не без труда прошли по ним французы. Но когда они увидели, наконец, Гасконь, землю их повелителя, они вспомнили свои земли и дома, своих жен и дочерей и заплакали от радости. Но всех больше волновался Карл, покинувший своего племянника в ущельях испанских гор; с Роландом остались двенадцать пэров и двадцать тысяч французов. Они не знают страха и не боятся смерти. И Карл тоскливо теребит свою бороду, из глаз его катятся слезы, и он закрывается своим плащом. Рядом с ним едет герцог Нэмский.
— Что так заботит тебя? — задает он вопрос королю.
— Нужно ли спрашивать об этом? — отвечает Карл.— Мое горе так велико, что я не могу не плакать: Франция погибнет через Ганелона. Сегодня ночью я видел во сне, что Ганелон сломал копье в моих руках, тот самый Ганелон, что заставил меня оставить в арьергарде моего племянника. Мне пришлось покинугь Роланда во вражьей земле. Что будет, если я потеряю его? На свете нет ему подобного!
Карл Великий, томимый дурным предчувствием, не может удержаться от слез, и сто тысяч французов тронуты его горем и объяты странным страхом за Роланда. Хоть они еще и не знают, что его предал этот негодяй Ганелон: что он получил от короля неверных щедрые подарки — золото и серебро, ткани и шелковые одежды, лошадей и мулов, верблюдов и львов...
И вот Марсилии сзывает своих испанских баронов, графов и герцогов с эмирами и графскими детьми. Он собирает их в три дня до ста тысяч, и по всей Сараго-ссе раздается бой барабанов. На вершине высочайшей башни воздвигают статую Магомета: ни один мусульманин не проходит мимо, не поклонившись ей. Затем неверные нескончаемым потоком устремляются через всю страну, по горам и долинам. Наконец они видят знамена французов. Это арьергард двенадцати товарищей, и сарацины не упустят случая сразиться с ним!
Впереди всех двигается племянник Марсилия верхом на муле и погоняет его палкой. Со смехом обращается он к дяде, прося в награду за службу поручить именно ему поразить Роланда. И Марсилии передает племяннику свою перчатку. Племянник Марсилия с перчаткою в руке просит дать ему еще одиннадцать баронов, чтобы помериться силами с двенадцатью пэрами.
— Вперед, племянник,— говорит ему брат Марсилии,— идем вместе, и горе арьергарду Карла Великого!
Король варварской земли Корсаблис, с душою предателя, вещает, однако, как истый вассал:
— За все золото мира я не соглашусь показать себя трусом и сражусь с Роландом, если только мне удастся его обнаружить!
За ним, пеший, несется быстрее конного Мальприм Бригальский и, с Марсилием поравнявшись, восклицает:
— Идем в долину Ронсеваля, и смерть Роланду, если он мне попадется!
Спешит к ним и эмир из Бадагера, красавец собой, с лицом гордым и ясным, истый барон, будь он христианином. Все бегут к племяннику Марсилия и грозят Роланду смертью.
Так собрались двенадцать пэров короля Марсилия; они берут с собой сто тысяч сарацин, стремящихся в битву, и вооружаются, удалившись в сосновый лес. Они надевают свои сарацинские доспехи, все на тройной подкладке; на головы надевают сарацинские шлемы и пристегивают к поясу каленые сабли. Ярко блестят их щиты и копья; по воздуху развеваются трехцветные знамена.
Спешившись со своих мулов, они пересаживаются на коней и движутся плотными рядами... День был ясный, и оружие неверных сверкало в солнечных лучах. От звука тысячи медных труб дрогнул воздух.
— Друзья мои,— воскликнул Оливье.— Сдается мне, не миновать нам боя с сарацинами!
— Дай Бог,— отвечает Роланд,— наша обязанность отстаивать здесь короля: всё мы должны сносить ради нашего повелителя, надо терпеть нам и зной, и стужу, и раны, и увечья. Наше дело — наносить молодецкие удары, чтобы не сложили о нас дурной песни. И уж, конечно, не я подам пример трусости.

Книги по теме


Великие легенды Франции
Эдуард Шюре
   
     
 

Адреса и фото ресторанов в харькове  

Рейтинг@Mail.ru