Мифы Западной и Южной Африки

 
Боги, божества и другие мифологические персонажи

Монстры, чудовища и фантастические существа     Животные и растения     Природные явления и устройство мира

Жизнь и смерть   Сокровища    Дети    Легенды городов, домов и других мест    Легенды о священниках, знахарях и других персонажах


 


купить промышленную землю


Сошествие с небес
Шанго и снадобье Эшу
Жизнь и Смерть
Происхождение смерти
Как появилась смерть
Как появилась луна на небе
Как зажглись звезды
Как первый дождь на землю пал
Как появились на земле реки
Как близнецы появились среди йоруба
Оранмийян—герой-воитель из Ифе
Вновь обретенная Вагаду
Самба Гана
Голубые львы
Золотой баран
Шипик
Дитя-лев
Старый вождь и черная пантера
Жертва гостеприимства
Неудобный гость
Токолош
Асанбосам
Трикстеры
Айдо-Хведо

Поиск по сайту


 

 

Как первый дождь на землю пал

Давным-давно, так давно, что и не упомнить когда, родилась у владыки небесного Обасси Осо дочь, а у владыки земного — сын. Не по дням растут дети — по часам, и вот приспело время одному жениться, другой замуж выходить. И говорит Обасси Ней, владыка земной, своему небесному собрату:
— А не обменяться ли нам детьми? Я сына к тебе на небо пошлю, выбери ему невесту в своих владениях. Ты же дочь свою, Ару, ко мне направь, будет мне женой желанной.
На том и порешили. Прихватил сын Обасси Ней дары обильные да на небо отправился, а дочь владыки небесного на землю спустилась. Дал ей отец с собой семеро слуг и семеро служанок, чтоб всю работу по дому справляли, чтоб дочь могла жить вольготно, забот-хлопот не ведая.
Но не успели свадьбу сыграть, призывает Ару к себе суровый муж.
— Отправляйся-ка в поле. Заждалась там тебя работушка.
Молвила Ара в ответ:
— Отец со мной семь слуг и семь служанок прислал. Вели им на поле идти, работу справлять.
Осерчал Обасси Ней:
— Я тебе повелеваю! И не прекословь!. А твоих слуг да служанок я найду чем занять!
Что ж, делать нечего, хоть и нет охоты повеление мужнино исполнять, никуда не денешься. Пошла Ара в поле. Лишь к ночи домой воротилась, намаялась, ног под собой не чует.
А муж ее жестокосердный на пороге встречает.
— Сходи-ка на реку,— говорит,— воды натаскай. Ни капли в доме не осталось.
Взмолилась Ара:
— Силушки моей нет, всю на поле оставила. Пошли из слуг кого, а мне передохнуть дай.
Еще пуще разгневался Ней. Пришлось Аре по воду идти.
Принесла один кувшин, другой, третий. Уж полночь на дворе, а она все воду таскает. А поутру послал ее Обасси Ней на самую черную работу. Дух перевести не дает, совсем загонял. То стряпает Ара, то опять воду носит, то огонь в очаге раздувает. К вечеру прямо с ног палится. А вредный муж все не отстает. На третий день, едва рассвело, велит:
- Ступай-ка в лес, хворосту набери.
Тяжко Аре, ох как тяжко, ведь к работе она вовсе не приучена. Идет в лес, а сама слезами горючими заливается. Набрала хворосту, тяжеленная вязанка получилась, едва до дому дотащила. А Обасси Ней завидел слезы у нее на лице и рассвирепел.
- Ложись-ка подле меня,— говорит,—да приласкай как следует, пусть люди добрые полюбуются, как жена молодая меня милует.
Чуть со стыда не сгорела Ара. Горе горькое! Сраму не оберешься!
А на следующий день муж ее и вовсе без завтрака оставил. Да и на обед лишь крохи жалкие ей перепали. И снова в лес муж посылает.
— Иди,— говорит,— сыщи мне там дурман-травы. Покорилась Ара, пошла, а лес темной стеной стоит, чащоба непролазная. А тут еще случись под ногой колючка острая, так и вонзилась в пятку. Кровь алая хлынула, наземь Ара повалилась, дальше идти не может. И больно-то ей, и обидно-то — словами не передать. Так весь день пролежала, а как солнце к закату клониться стало, полегчало ей, кое-как до дому добралась. А Обасси Ней снова гневается:
— Так-то ты волю мою исполняешь? Зачем я тебя посылал? Где ты день-деньской пропадала? Лучше на глаза мне не показывайся, в дом и на порог не пущу. Спать тебе сегодня на скотном дворе.
Прочь пошла Ара, голодная, холодная, бесприютная.
Открывает служанка ее поутру загон, где коз держат, смотрит — на земле госпожа лежит, одна нога у нее распухла, почернела, даже встать невмоготу. Пять дней, пять ночей пролежала Ара на скотном дворе, спала боль, зажила рана.
Не успела она на ноги подняться, призывает ее грозный Обасси Ней.
— Вот тебе котел. Ступай на реку, воды набери. Да чтоб полнехоньким домой принести.
Пошла Ара на реку. Села на бережку, закручинилась, ноги в воду студеную опустила. «Не вернусь домой,— думает,— ни за что не вернусь. Лучше в реке глубокой навеки останусь».
Долго так сидела, коротко ли, только послали за ней слугу — проведать, что домой не идет. А она так слуге и сказала, дескать, ни за что на свете домой не воротится. Ушел слуга, и думает Ара: «Сейчас мужу все расскажет, взбеленится тот, на реку сам прискочит, меня изобьет-изувечит. Пойду-ка подобру-поздорову домой».
Набрала в котел воды, стала на плечи поднимать — да не тут-то было, уж больно тяжел котел. Взгромоздила она его на нижний сук дерева, сама под него подлезла, думает, так легче котел на голову поставить. Да не удержала, грянул котел оземь — и вдребезги, а осколком острым ей ухо так и срезало, будто ножом. Кровь хлещет.
И боль и обида — все переплелось, и вскинулась душа безвинная:
— Доколе мне поношения сносить? Или я сирота последняя?! Отец-мать живы, вернусь к ним. И зачем я столько с Обасси Ней маялась?
И пошла она дорогу на небо искать, по которой муж ее на землю привел. Идет-идет и видит: стоит дерево высокое, а к нему веревка спускается, длинная-предлинная, аж с самого неба.
«По этой-то веревке я на небо и залезу»,— решила Ара, ухватилась покрепче и давай вверх карабкаться. Устала, остановилась, а слезы из глаз так сами собой и бегут да по небу в облачка собираются. Дальше Ара полезла, вот уж и царство отцово. Села Ара и пуще прежнего заплакала. Проходил в ту пору мимо один из слуг. Заслышал плач и — бегом в город. Прибегает к Обасси Осо.
— Прислышался мне, господин, голос дочери твоей. Пошел я за хворостом, слышу: плачет кто-то неподалеку.
Изумился Обасси Осо, но решил проверить.
— Возьми с собою дюжину слуг, и коли дочь мою отыщете, прямо ко мне во дворец ведите.
Отыскали они Ару, привели в дом к отцу. Увидел тот ее, ахнул:
— А ну-ка, зовите жен моих, да поживее! Младшая жена согрела воды, искупала Ару, постель
постелила, в одежды тонкие одела, шкурами мягкими укрыла.
Другие жены обед готовят, прислал им Обасси Осо козленка для дочери любимой, фруктов и разных яств. Накрыли стол, принесли вина пальмового, поднесли Аре кубок — пей, доченька!
Устроили пир горой. Утолила Ара голод и жажду, приносят тут сундук огромный слоновой кости. Поднимает отец крышку и говорит:
— Бери, доченька, все что угодно!
Подошла Ара. Взяла две штуки тканей расписных, три платья нарядных, четыре повязки набедренные, четыре зеркальца, четыре горшка и четыре нитки бус.
Следом придворные Обасси Осо идут — свои дары подносят.
А мать ей пять платьев подарила красоты неописуемой. И еще пятерых рабынь в услужение.
Молвил отец:
— Я тебе и дом новый поставил. Милости прошу — живи в нем хозяйкою.
Потом повелел он сыскать сына Обасси Ней, владыки земного, отрубить ему оба уха, всыпать сто плетей и изгнать с небес на землю. Да чтоб отцу такое послание передал:
«Построил я у себя в городе хоромы для чада твоего, и жил он припеваючи. Но прознал я о злодействе твоем, как ты над дочерью моею надругался. Посему получай своего сына и знай, что уши ему я повелел отрубить в отместку за дочь мою, Ару, за все то горе, что от тебя потерпела».
Изгнали сына Обасси Ней с небес. Подхватил его ветер, понес по облакам, а облака те — слезы Ары. Да и сын владыки земного тоже рыдает безутешно:
— Правый суд учинил надо мною Обасси Осо. Ничего, кроме добра, я от него не видел, а мой отец вон как с Арой обошелся. И я за его зло расплачиваюсь.
И смешались его слезы со слезами Ары, и пали с облаков на землю дождем. А до той поры не ведала земля, что такое дождь: то слезы Ары и сына Обасси Ней, собрались они в облака, и принесли их ветры, а послал их на землю владыка небесный — Обасси Осо.

Книги по теме


Мифы народов Африки
Элис Вернер
   
     
 

 

Рейтинг@Mail.ru